Яндекс

22 апреля 2021 г. Заголовки, появляющиеся из Синьцзяна, Китай, в течение последних двух лет были удручающе и навязчиво последовательны. Более миллиона уйгуров в лагерях для интернированных, рабский труд, используемый для сбора хлопка, организованное государством насилие и жестокое обращение с женщинами, принудительная стерилизация и массовая кампания угнетения и лишения свободы детей и взрослых со стороны Коммунистической партии Китая (КПК).

Мы слышали, как выжившие давали показания, описывая систематические изнасилования, принудительные аборты и людей, которым против их воли имплантировали противозачаточные устройства в местах лишения свободы. У нас есть собственные данные КПК, которые показывают, что уровень стерилизации в Синьцзяне вырос в семь раз в период с 2016 по 2018 год, и мы можем видеть, что в 2018 году 80% всех вводов внутриматочных контрацептивов (ВМК) в Китае были выполнены в Синьцзяне, несмотря на то, что регион составляет всего 1,8% населения Китая.

Мы знаем, что КПК проводит целенаправленную политику, направленную на унижение и уничтожение уйгуров, – потому что они об этом говорили. Просочившиеся партийные речи показывают, что председатель Си Цзиньпин приказал своим чиновникам “не проявлять абсолютно никакой жалости”, используя “оружие… диктатуры”, чтобы сокрушить уйгуров в Синьцзяне.

Мы являемся свидетелями крупнейшего массового лишения свободы меньшинства со времен Второй мировой войны – и когда оно сопровождается явным намерением преднамеренно уничтожить язык, культуру, веру, семьи и репродукцию, оно отвечает очень высокой планке геноцида. Сегодня у парламента есть возможность обсудить, оценить и принять такое решение.

Геноцид-это преступление из всех преступлений, и этот термин, конечно, не должен использоваться неточно.  Ответственность за его объявление традиционно возлагается на Международный уголовный суд (МУС); правительство Великобритании заявляет, что оно может определить инцидент как геноцид только в том случае, если это было определено МУС.

К сожалению, единственный способ попасть в МУС-это если Совет Безопасности ООН отправит его туда, а КПК имеет право наложить вето на все, что делает Совет Безопасности ООН. Вот почему наша способность реагировать на геноцид так фатально ущербна – и почему мы так отчаянно нуждаемся в том, чтобы покончить с этим параличом. 

За то, что я пролил свет на организованное государством порабощение уйгуров в Синьцзяне, я был одним из пяти депутатов, санкционированных КПК.  Мои преступления? Ведущий по поправке о Геноциде к Торговому законопроекту, которая должна была остановить Великобританию в поисках преференциальных торговых соглашений со странами, совершающими геноцид, и ведущий Доклад Комитета по бизнесу, энергетике и промышленной стратегии, который разоблачал рабский труд уйгуров в британских цепочках поставок и уязвимости безопасности.

Эти санкции показывают, как мало КПК понимает, как работают демократически избранные депутаты, и насколько слаба КПК, когда ей бросают вызов. Его попытка запугать моих коллег – и, соответственно, парламент – и заставить их замолчать привела к обратному результату. Вместе с премьер-министром парламентарии из всех партий и со всего мира вступили в контакт, чтобы выразить солидарность и работать с нами, чтобы защитить наши демократии и уйгуров.

Теперь у парламента есть шанс встать плечом к плечу с нашими международными союзниками, с уйгурским народом и со всеми теми, кто подвергся санкциям за сбор, оценку или обсуждение нарастающих доказательств против КПК. Нам всем должно быть ясно, что мы никогда не будем запуганы выполнением нашей работы и останемся свободными от иностранного вмешательства. Это лежит в основе нашей с таким трудом завоеванной парламентской демократии.

В четверг я буду вести дебаты в палате по предложению “О том, что эта Палата считает, что уйгуры и другие этнические и религиозные меньшинства в Синьцзян-Уйгурском автономном районе страдают от преступлений против человечности и Геноцида. И призывает правительство принять меры для выполнения своих обязательств по Конвенции о предупреждении геноцида и наказании за него и всем соответствующим документам международного права, с тем чтобы положить ему конец.”

Если парламент примет это предложение, оно не оставит правительству места для сомнений в волеизъявлении избранной Палаты. При этом мы присоединились бы к трем другим странам – Канаде, Соединенным Штатам и Нидерландам, – которые уже объявили в той или иной форме ситуацию в Синьцзяне геноцидом. Разочарованные ООН, правительства и парламенты по всему миру осознают необходимость привлечь Китай к ответственности за ужасные нарушения прав человека, происходящие в Синьцзяне.

Великобритания начала новую главу в своей истории за пределами ЕС. Крайне важно, чтобы мы показали, что не будем запуганы Китаем, не проигнорируем провал ООН и продемонстрируем ценности, которым хочет соответствовать “Глобальная Британия”.

За 75 лет, прошедших после Нюрнбергского процесса, Великобритания и ООН так и не смогли признать геноцид, пока он продолжался. Теперь у нас есть шанс исправить это и доказать, что мы имеем в виду, когда говорим “никогда больше”.

Himalaya Moscow Katyusha (RU) XingHe