КПК привезла в Гонконг свои репрессивные инструменты слежки

my.ua

15 марта 2021 г. Когда в июне прошлого года вступил в силу закон о национальной безопасности Гонконга, многие жители очистили свои аккаунты в социальных сетях от спорного контента и переключили связь на более частные, зашифрованные альтернативы.

Использование виртуальных частных сетей (VPN) также возросло, как и самоцензура-побочный продукт беспокойства по поводу неопределенных, широких полномочий, возложенных на власти в соответствии с законом, введенным Пекином.

В течение примерно полугода это было в значительной степени степенью влияния закона о безопасности в Интернете. По некоторым оценкам, интернет в Гонконге оставался таким же свободным, как и до принятия закона о безопасности.

Но недавние события ясно показали намерение китайского правительства трансформировать цифровое пространство Гонконга так же, как и автономную среду города и, на прошлой неделе, его избирательную систему.

В январе власти Гонконга впервые использовали закон о безопасности в качестве основания для блокировки веб-сайта, вынудив операторов мобильной связи нарушить доступ к HKChronicles, которые собирали информацию об антиправительственных протестах и персональные данные полиции и их сторонников.

Примерно в то же время компания, ответственная за одобрение регистрации доменов гонконгских сайтов, объявила, что отклонит сайты, если сочтет, что они могут поощрять незаконные действия или предоставлять ложную информацию.

Две недели спустя правительство обнародовало план, согласно которому покупатели SIM-карт мобильных телефонов должны будут предъявить удостоверение личности. Легкодоступные предоплаченные SIM-карты до сих пор обеспечивали активистам ключевой способ защиты своей личности во время протестов, предоставляя гонконгцам анонимный способ общения и организации.

Хотя правительство в течение месяца добивалось общественного обсуждения этого плана, не было никаких оснований полагать, что опасения или критические замечания будут восприняты всерьез.

Как только этот план будет принят, самоцензура может распространиться за пределы публичных веб-сайтов и охватить частные коммуникации, закрыв еще одно пространство, где гражданское общество действовало с некоторой долей безопасности. Любой, кого поймают на подделке регистрационных данных, может быть заключен в тюрьму на срок до 14 лет.

С тех пор как в 2010 году Коммунистическая партия Китая (КПК) ввела обязательную регистрацию реальных имен для покупок SIM-карт на материке, Пекин улучшил правоприменение с помощью такой тактики, как требование сканирования лиц для ловли покупателей с помощью поддельных удостоверений личности.

Такие уроки могли бы сделать этот экспорт из Пекинской репрессивной программы наблюдения в Гонконг пугающе эффективным.

За последнее десятилетие интернет в Гонконге не развивался с учетом контроля, как в к коммунистическом Китае. Это различие создаст технические проблемы, которые сделают экспорт Большого брандмауэра оптом в Гонконг чрезвычайно трудным для Пекина.

Но в то время как простой подход перетаскивания и прямого применения политики с материка не сработает, более фрагментарный процесс может сработать. В распоряжении Пекина нет недостатка в инструментах цензуры и наблюдения, и некоторые из них могут быть даже более эффективными в Гонконге, чем на материке.

Например, Apple оказалась охотно замешанной в китайской правительственной цензуре, удалив сотни VPN-приложений из своего материкового app store по просьбе властей

Если бы КПК начала предъявлять аналогичные требования к гонконгскому магазину приложений Apple, последствия были бы значительными, поскольку устройства компании используются в городе более широко, чем где-либо еще в мире, и почти половина жителей носит iPhone.

Пекин также может наложить ограничения на функциональность VPN, заставив операторов ограничить сайты, к которым они могут подключаться, как это было сделано в коммунистическом Китае. В качестве альтернативы власти могут просто нарушить техническую работоспособность таких инструментов, сделав их удручающе медленными или неэффективными.

На уровне содержания КПК может запросить любой гонконгский веб-сайт умерить или удалить материалы, признанные нежелательными, хотя человеческий труд, который делает возможным такое обязательное частное сотрудничество на материке, потребует значительного времени для организации.

Хотя цензуру в Интернете, который уже давно свободен, может быть сложнее подвергнуть цензуре, все имеющиеся показатели говорят о том, что тенденция, скорее всего, сохранится в сторону усиления контроля в Интернете.

Для крупных технологических компаний, работающих в Гонконге, крайне важно, чтобы они действовали в соответствии с провозглашенными ими ценностями прав человека и свободы выражения мнений, сопротивляясь любым приказам, законным или иным, которые нарушают эти принципы.

Вскоре после принятия закона о национальной безопасности Google, Microsoft, Twitter, Telegram и Facebook заявили, что они “приостановят” отвечать на запросы о пользовательских данных от правительства Гонконга.

Но неясно, вернулись ли эти компании уже к обычному бизнесу и сотрудничают с такими запросами или же они могут спокойно сделать это позже. Ради безопасности своих гонконгских пользователей технологические компании должны быть максимально прозрачными и предоставлять четкую информацию о своей деятельности в Гонконге.

Вопреки прогнозам бывшего президента США Билла Клинтона, китайское правительство фактически “прибило Желе к стене” своим эффективным контролем над потоками информации в Интернете, поэтому не стоит удивляться, что они попытаются сделать это снова в Гонконге.

Но мы также можем быть уверены, что, как и в коммунистическом Китае, диссидентские группы и голоса будут продолжать действовать, даже с большим личным риском. В этот критический момент важно, чтобы мир поддержал эти голоса и не закрывал глаза на то, что происходит в Гонконге, в Интернете и за его пределами.

Himalaya Moscow Katyusha (RU) XingHe

+1
0 Comments
Inline Feedbacks
View all comments